Лилия Илюшина

Комплекс Ксантиппы встречается во второй половине жизни у женщин с «трудным характером», не познавших чувственной любви, не удовлетворенных в сексуальном и психологическом плане. Проявляется в постоянном брюзжании, пуританстве, чрезвычайном педантизме, болезненном стремлении к порядку и стерильной чистоте. Зачастую страсть к порядку во всем, соблюдению нравственных принципов становится единственной, поглощающей иные влечения, в том числе сексуальные.

Ксантиппа вошла в историю не только как спутница жизни Сократа. Она заслужила дурную славу самой вздорной и сварливой жены всех времен и народов. Великому философу не раз доставалось «на орехи» от собственной супруги: рыжеволосая фурия круглосуточно донимала мужа придирками, имела привычку драться сандалиями, швырялась кувшинами из-под вина, опрокидывала столы…

Однажды Ксантиппа очень долго осыпала супруга упреками, а потом, в довершении всего, вылила ему на голову ведро помоев. На что Сократ отреагировал с истинно философской невозмутимостью. «Громы Ксантиппы нередко предвещают дождь» – только и молвил мудрец.

Будучи не слишком образованной, крайне далекой от философии женщиной, Ксантиппа считала своего премудрого мужа, проводящего дни в ученых размышлениях, – редкостным бездельником и пустословом. Она решительно возражала против философской деятельности Сократа, обвиняя его в том, что тот совсем не уделяет внимания заботам о хлебе насущном.

Однажды отправившись за продуктами на рынок, Ксантиппа встретила Сократа посреди шумной рыночной площади. Он, по своему обыкновению, бродил без дела и с кем-то спорил. Разъяренная фурия осыпала своего супруга бранью, назвала его болтуном, а потом у всех на глазах стащила с него плащ и разорвала его в клочья…

Сократ сносил все нападки жены с неизменной кротостью и благодушием.

«Почему ты не прогонишь эту женщину? Зачем ты вообще на ней женился?» – не раз с изумлением спрашивали философа его друзья.

«Тот, кто хочет стать хорошим наездником, обычно берет себе не самую смирную лошадь, понимая, что если обуздает ее, то справится потом со всяким конем. Желая научиться искусству жить с людьми, я женился на Ксантиппе. Я рассудил, что если вынесу ее нрав, то буду ладить с людьми всяких характеров», – отвечал Сократ.

В оправдание Ксантиппы, надо сказать, что как муж и семьянин Сократ был далек от идеала. Ее супруг, конечно, был великим мудрецом, но внешнее его поведение зачастую могло показаться полным сумасбродством.

По нескольку дней Сократ не появлялся дома, разгуливая по городу и разглагольствуя о высоких материях. Когда же он все-таки возвращался к родному очагу, то никогда сразу не переступал порога своего жилища. До поздней ночи прогуливался он взад и вперед перед входной дверью. После занятий гимнастикой, Сократ приходил потный, томимый жаждой и черпал ведро воды. Но, желая поупражняться в терпении и подчинении чувственных инстинктов голосу рассудка, воздерживался от питья. Медленно выливал он содержимое ведра, черпал новую воду и только тогда утолял жажду.

Воздержанность Сократа, его умеренность во всем была так велика, что ему почти ничего не требовалось для комфортного существования. Он практически ничего не желал, считая рабами тех, кто, как ему казалось, живет для того, чтобы есть. Его простоватой и земной жене было очень трудно понять те жизненные цели, которые преследовал ее странный супруг. Не получая от него должнойпомощи и внимания, скандалила и бушевала вздорная Ксантиппа…

Несмотря на тяжелыйхарактер Ксантиппы, Сократ никогда не изменял своей сварливой жене. Ксантиппа, хоть и считала своего знаменитого мужа захребетником и бесполезным болтуном, – тоже всегда была ему верна и поддержала Сократа в последние минуты его жизни.