Ирина Дембо

Системные семейные расстановки по Берту Хеллингеру — не просто очередной метод краткосрочной терапии.Хотя сейчас интерес к расстановкам во всем мире стремительно растет именно благодаря их краткосрочности и эффективности. А еще своей популярностью расстановки обязаны философии, поиску высшей гармонии и даже некоторому налету мистики, которые характерны для данного метода.

Берт Хеллингер: сумевший примирить противоречия

Большую часть жизни Хеллингер был глубоко верующим католиком. Он не раз подчеркивал, что именно вера привила ему и его семье иммунитет к нацизму. Во времена Третьего Рейха Берт стал членом нелегальной католической организации и попал под подозрение как враг народа. К тому же не ходил на обязательные собрания гитлерюгенд, что было замечено гестапо. От преследований Хеллингера спас призыв в армию. В 17 лет юноша, мечтавший стать миссионером, служить Богу и людям, пошел на фронт.

Мечта сбылась позже. Сначала пришлось воевать, попасть в плен и работать в лагере для военнопленных. Год спустя Берт бежал. По возвращении домой он окончил теологическое отделение университета, принял послушничество и стал священником. После чего отправился в Южную Африку — обращать и просвещать местное население — зулусов. Там же работали священники англиканской церкви. Надо сказать, что англиканская церковь — один из вечных соперников католицизма в борьбе за христианскую душу, но представители обеих конфессий трудились в Южной Африке бок о бок.

Постепенно Хеллингер пришел к мысли, что жизнь духа проявляется по-разному. Общение с представителями разных культур раздвинуло рамки понимания духовности, научило смотреть на ценности любой отдельно взятой культуры как на что-то относительное, включая и ту культуру, в которой был воспитан сам.

Пробыв священником 25 лет, а у католиков это естественным образом подразумевает безбрачие, Хеллингер обратился к ордену с просьбой сложить с него сан, женился и занялся психоанализом.

Затем он начал исследовать опыт других психологических школ современности. И постепенно создал собственный метод.

Берт Хеллингер — натура широкая, в его судьбе совместились окопы и священничество, гестапо и лагерь пленных немцев, психоанализ и католичество, церковная месса и ритуалы зулу, безбрачие духовного лица и счастливый брак. Если пытаться назвать один общий мотив, то, наверное, таким он и будет — примирение противоречий. И это отразилось на созданном этим необычным человеком методе психотерапии — системных семейных расстановок.

Расстановки: как это происходит

Метод системных семейных расстановок внешне прост. Это групповая терапия, проходящая под руководством ведущего-терапевта, получившего специальную подготовку. Заказавший расстановку клиент очень коротко озвучивает проблему и запрос. Затем выбирает из присутствующих заместителей для значимых или задействованных в проблеме людей, называет им их имена или «роли». После чего расставляет их в помещении по своему усмотрению.

Некоторое время ничего не происходит. Но постепенно у заместителей возникают достаточно четкие ощущения, связанные с чувствами, поступками и отношениями тех людей, которых они замещают. Заместители сообщают о своих чувствах и желаниях. Затем, с разрешения ведущего, они меняют положение, перемещаются в пространстве, выражая, таким образом, чувства и отношения между клиентом и значимыми для него людьми.

Факты жизни клиента и его окружения могут быть известны задействованным в расстановке людям лишь в общих чертах. А могут быть и вовсе неизвестны. Все это не мешает заместителям интуитивно чувствовать, эмоционально переживать и воссоздавать коллизии из жизни и судьбы клиента, его родных и близких.

Считается, что заместитель не должен иметь собственных мнений и суждений о людях и событиях, воссоздаваемых в расстановке. Идеальный заместитель внутренне «пуст». Это позволяет фиксировать возникающие в ходе расстановки чувства, точнее воссоздавать картину того, что происходит или происходило в жизни клиента.

Восстановить прерванное движение любви…

По ходу расстановки ведущий может добавлять или убирать действующих лиц, просить заместителей встать, лечь, склониться в поклоне или опуститься на колени, обнять друг друга, произнести фразы, помогающие «восстановить прерванное движение любви». Это основная цель расстановки.

Хеллингер считает очень важным сохранение в отношениях баланса «давать — брать». Так же очень важны родовые отношения. Каждый человек принадлежит своему роду и связан со всеми его членами, независимо от того, знает ли он об их существовании.

Человеческий род жив любовью, идущей от родителей к детям, возвращаемой детьми родителям в качестве благодарности и передаваемой взрослыми людьми, в свою очередь, их детям. Ощущение поддержки рода дает силу.

«Благодарю вас за самое ценное, что вы мне дали — за жизнь!» — говорит родителям дочь.

В процессе расстановки дети должны ощутить поддержку рода и родительскую любовь, избавиться от бремени проблем, унаследованных от родителей, освободиться от чувства обиды и вины. А также — отдать родителям и другим предкам дань благодарности за подаренную жизнь.

Все, занятые в расстановке люди, как правило, глубоко и эмоционально переживают происходящее. Нередко степень сочувствия человеку, которого «расставляют», со стороны заместителей столь велика, что у них на глазах появляются слезы. А ведь они зачастую видят этого человека в первый раз.

«Я большая, — говорит сыну мать, — а ты маленький. Так что со своими трудностями я справлюсь сама».

Клиент имеет возможность наблюдать за происходящим со стороны. Затем он вводится в расстановку на место своего заместителя, сам переживает все чувства и реализует те или иные решения.

Расстановка помогает воссоздать узловые моменты в судьбе человека, освободиться от передающихся из поколения в поколение болезней и проблем, имеющих силу «родового проклятия»… А еще: простить обиды, принять свою судьбу, ощутить за своей спиной поддержку рода и открыть в себе заблокированные источники любви и силы.

Это настолько действенно, что иногда достаточно одной – двух расстановок, чтобы жизнь человека в корне изменилась. Изменилась к лучшему.

Проблемы и страдания начинаются там, где оказывается прерванным движение любви. Так происходит, когда дети не получают достаточно любви от родителей, берут на себя решение непосильных для них родительских проблем, когда какие-то члены рода оказываются незаслуженно вытеснены из памяти потомков.