Шуты, юродивые, помешанные и просто дураки – постоянные персонажи огромного количества произведений – как фольклорных, так и авторских. Чем же так привлекателен дурак в искусстве – только ли тем, что его образ кажется нелепым, а поступки – смешными? И так ли он глуп на самом деле?

Дураки и юродивые

Дурак, или дурень – как правило, так называли не очень умного, а часто откровенно глупого человека, недотепу. Некоторые исследователи, правда, считают, что прозвище «дурак» относилось к числу имен-оберегов, которые защищали от сглаза. На «дурное» злые силы не позарятся и человеку не навредят. Дурак во все времена отличался тем, что делает все по-дурацки, невпопад, не по правилам, вопреки обычаям и приличиям, а потому привлекал внимание к себе непохожестью на обычных, «нормальных» людей. Корни такой непохожести могли быть разными.

На Руси часто встречалось так называемое «мнимое безумие», юродство – явление, имеющее религиозные корни. Юродивыми называли странствующих монахов, тех, кто во имя Христа последовательно отказался от разных мирских забот – от дома, семьи, труда, подчинения власти и правилам общественного приличия. Русская православная церковь почитает тридцать шесть святых-юродивых. Это в первую очередь Василий Блаженный, которого уважал и боялся сам Иван Грозный. Другим «авторитетом» для царя стал Миколка Свят, или Никола Салос, который, по преданию, спас Псков от царской жестокости, предложив Ивану кусок сырого мяса и призвав молиться, чтобы быть прощенным за тяжелый нрав и грехи.

Еще раньше, в XIII веке, жил Прокопий Устюжский, по происхождению пруссак, из купеческого рода, раздавший свое состояние и приехавший в Великий Устюг, где он жил на паперти церкви. Прокопий, по преданию, своими молитвами спас город и горожан от разрушения от стихии в 1290 году.

Смысл юродства заключался в отказе от существующих установлений – тех, что нельзя изменить. Неудивительно поэтому, что юродивых одновременно уважали и боялись.

Дурак – постоянный персонаж народного фольклора, одна из самых древних его фигур. Сквозь века и тысячелетия проходят устойчивые выражения, поговорки и пословицы, высмеивающие или прославляющие дураков. «Валять дурака», «Дурак только в сказках удачлив», «Дураков не сеют, они сами родятся» и множество других высказываний не только смешны и ироничны, но и заставляют задуматься об этом персонаже как об отдельном феномене. Нетрудно заметить, что главная ценность дурака в культуре – в его способности и умении видеть положение дел под другим углом, в способности говорить правду или, во всяком случае, выражать простой, свободный от условностей, взгляд на вещи. В этом образу дурака очень близки шуты.

 

Шут, Петрушка и Гамлет

Шут, придворный или домашний, был призван развлекать хозяина и его гостей забавными выходками, за что получал внимание, жалованье и личную неприкосновенность – сурово наказывать шута во все времена не позволялось. Свободный в выражении почти любых своих мыслей, не связанный общепринятыми нормами поведения, пользующийся симпатией окружения и влиянием на сильных мира сего, он стал особенным видом дурака. Шута сложно назвать глупцом, особенно если он смог стать ближайшим приближенным к правящей семье.

Дурацкое, нестандартное поведение шута, создавало ему очень яркий образ, многократно находивший отражение в искусстве. Частью традиционного наряда европейского шута был колпак с тремя концами – два из них символизировали ослиные уши, а один – ослиный хвост или, по другой версии, петушиный гребешок. В России царские шуты часто облачались в предметы из гороховой соломы, отсюда пошло выражение «шут гороховый».

Право шута – говорить, там, где другие молчат. Поэтому их охотно слушают, и этим объясняется огромная популярность Петрушки, перчаточной ярмарочной куклы, которая известна на Руси с XVI века, но, вероятнее всего, появилась раньше, во времена скоморохов, которые в свою очередь брали на себя функции народных шутов.

Шуту в искусстве отводится особенная роль. В литературе это один из важнейших персонажей художественного произведения, который говорит себе, окружающим и читателю правду. В Англии слово «шут» было идентично «безумцу», что, несомненно, не отражало в полной мере сущности этой фигуры. В шекспироведении шут рассматривается особенно внимательно, существуют даже версии, предполагающие, что и Гамлет на протяжении пьесы выполняет роль шута – того, кто обличает окружающих, не опасаясь, что его рассуждения покажутся абсурдными или оскорбительными.

 

Иван-дурак – персонаж русских волшебных сказок

Читая русские сказки, можно сделать вывод, что Иван – никакой не дурак в прямом смысле этого слова. Его жизненная философия не так уж примитивна, и именно она приводит героя к успеху. Иванушка-дурачок, третий сын, лентяй, простодушный и не подчиняющийся порядку, очень симпатичен читателю и тому, кто ведет повествование. Иван не корыстолюбив, не мстителен, не практичен, принимает решения по наитию, согласно внутреннему порыву – и именно такой персонаж оказывается наиболее симпатичным могущественным высшим силам, которые одаривают его то волшебными предметами, то богатством, то браком с царевной, а чаще всего – всем сразу. Открытость Ивана судьбе – «идет сам не зная куда» — позволяет ему стать проводником для чудес, которые, как известно из мировой литературы, обычные люди склонны не замечать.

Очевидно, «дураковатость» сказочного Ивана заключена именно в его простодушии, простоте – а потому обращает на себя внимание как редкое и, казалось бы, непрактичное качество.

В сказке «По щучьему велению» в роли такого персонажа выступает не Иван, а Емеля – сохранив все главные черты фольклорного «дурака».

Интересно, что в силу традиций русского фольклора «сказочный» смысл получила картина В.М. Васнецова «Аленушка». Художник изобразил на холсте деревенскую дурочку, юродивую: первоначальное название картины – «Дурочка Аленушка». Но девушка, сидящая у заросшего пруда, в глазах зрителей воспринимается как персонаж русской народной сказки.

Иван-дурак, хоть и является образом безусловно славянским, русским, все же не уникален в истории искусства. Похожие персонажи есть и в творчестве других народов мира. Англии известен Джек-лентяй, во Франции – Жанно-Простак, в Германии – Дурень Ханс, в Норвегии – Аскеладден, в Японии – Ётаро. Даже арабскому Аладдину, герою сказок «Тысячи и одной ночи», присущи черты Ивана.

И фольклор, и изобразительное искусство, и художественная литература с большим уважением относятся к персонажу, который не боится жить по собственным законам и не подчиняться условностям. За такими иванами видят носительство тайного знания, о существовании которого человечество строит догадки на протяжении всей своей истории. И, возможно, куда большего внимания заслуживает жизнеописание тех, кто в обычном представлении подпадает под описание безумца, юродивого, дурака – например, Диогена, который, пусть и не жил в бочке, как приписывала ему это молва, но умел удивить современников и потомков нестандартным отношением к себе, к людям и к жизни.

Источник: kulturologia.ru