Лилия Илюшина

Что общего между Гамлетом, чиновником Червяковым и Поросенком Пятачком? Глубоко страдающий Принц Датский изводил себя вопросом «Быть или не быть?». Чеховский герой Червяков знаменит тем, что случайно чихнул в театре на лысину впереди сидящего генерала, долго из-за этого переживал и, в конце концов, умер от расстройства. А маленький Поросенок Пятачок, в отличие от своего жизнерадостного друга Винни-Пуха, только тем и занимался, что тревожился по самым разнообразным поводам. Вместе же их объединяет одно: все они, без сомнения, психастеники.

Тревоги и сомнения

Психастенику, как никому другому, свойственны сомнения и колебания. Боязливый и осторожный, он с огромным трудом принимает решения. Прежде чем сделать какой-либо шаг, он долго и мучительно размышляет: старается все предусмотреть и просчитать, проанализировать возможные варианты развития событий, «подстелить соломку».

Психастеник из тех, кто «семь раз отмеряет», зачастую, не отрезая ни разу. А если все-таки решается что-то предпринять, немедленно начинает терзаться новыми сомнениями: «Правильно ли поступил?», «Не приведет ли это к самым ужасным последствиям?», «Не обидел ли кого своими действиями?», «Эх, как бы чего не вышло…».

Чувствительный к малейшей опасности, перестраховщик-психастеник никогда не станет ввязываться в сомнительные предприятия; «соваться в воду, не зная броду» – не в его характере. Более того, – опасности мерещатся ему там, где их нет в помине. Больше же всего он страшится собственного будущего, подозревая, что кому-кому, а ему-то день грядущий уж точно ничего хорошего не готовит.

Как тут не вспомнить сказочную Умную Эльзу, которая отправилась за пивом для Ганса, пришедшего к ней свататься, да что-то запропастилась. Когда же обеспокоенный жених ее все-таки отыскал, Эльза безутешно рыдала, сидя среди пивных бочонков.

«Вот выйду я, Ганс, за тебя замуж. Родится у нас ребенок. Пошлем мы его в погреб за пивом, а ему мотыга на голову возьмет, да и свалится!» – причитала молодая невеста.

Для психастеника не существует «здесь» и «сейчас», он либо переживает события своего прошлого, либо тревожится по поводу предстоящих несчастий.

Жизнь с психастеником

Совместная жизнь с психастеником – труд не из легких. С одной стороны, будучи людьми мягкими, деликатными и чувствительными к чужой боли, они, как никто другой, умеют сопереживать ближнему. Кроме того, психастеники, как правило, отличаются исключительной порядочностью. Они – люди долга и высоких моральных принципов. Именно им свойственно, во что бы то ни стало, до конца нести по жизни «свой крест»: самоотверженно ухаживать за тяжелобольными родственниками, терпеть мужей-алкоголиков, сглаживать противоречия между остальными членами семьи.

С другой стороны, тревожный и мнительный психастеник, мало того, что постоянно беспокоится о чем-то сам, но и не дает покоя окружающим, стараясь охватить их своей заботой. Стоит лишь кому-то из его родных ненадолго задержаться в школе или на работе, психастеник тут же начинает терзаться тревогами. А его услужливое воображение – подсовывать ему картины одна кошмарней другой.

Но хуже всего живется родственникам психастеника ипохондрического склада. Психастеник-ипохондрик – известный любитель выискивать у себя несуществующие болезни. Заподозрив у себя какой-либо недуг, он тут же начинает готовиться к возможной смерти. А пока его час еще не пробил – изводит окружающих бесконечными разговорами о своем самочувствии.

Такого мнимого больного прекрасно описал Джером К. Джером в своей повести «Трое в лодке, не считая, собаки». Один из его героев (вполне здоровый, бодрый и полный сил юноша), после прочтения медицинского справочника, обнаружил у себя все болезни за исключением родильной горячки. И тут же почувствовал себя глубоким инвалидом. 

Оставаться в тени – его кредо

Психастеник-подчиненный – отрада для любого начальника. Совестливый, педантичный, чрезвычайно ответственный, – он в лучшем виде выполнит любую, порученную ему работу. Именно из них – скрупулезных, въедливых, привыкших все подвергать сомнению, проникать вглубь вещей и явлений, – выходят выдающиеся исследователи. Это они – наблюдательные, тонко подмечающие малейшие нюансы и закономерности в поведении других людей – становятся непревзойденными аналитиками.

Однако сам психастеник не любит ходить в начальниках. Быть руководителем – большая ответственность, а именно этого-то он больше всего и боится. Ему стоит немалого труда держать под контролем собственные тревоги и переживания, а отвечать еще и за других людей – уже выше его сил.

Он с радостью откажется от руководящей должности в пользу другого претендента (пусть даже и уступающего ему в способностях и интеллекте), и уйдет в тень.

Если же психастеник все-таки взваливает на себя ярмо ответственности, берется за какое-то дело – работает не за страх, а за совесть. Начальник-психастеник, выкладываясь по полной программе сам, доводит до белого каления и подчиненных, добиваясь от них безукоризненного выполнения своих обязанностей.

В отличие от любителя привлечь к себе внимание – истероида – психастеник очень застенчив и страшно конфузится, если окружающие – не дай бог! – обращают на него свои любопытные взоры. Он не любитель публичных выступлений и всячески старается их избежать. Нередко, имея интересные и оригинальные идеи, он держит их при себе, опасаясь высказываться вслух.

Он слишком неуверен в себе и очень боится осуждения. Резкие замечания и критику он переносит крайне болезненно. При этом, столкнувшись с агрессией и несправедливостью в свой адрес, психастеник никогда не отплатит противнику той же монетой, – он не из тех, кто умеет за себя постоять. Он просто уйдет от конфликта, промолчит, сделает вид, что ничего особенного не произошло, затаится, спрячется в свою спасительную раковину.

И только ему одному будет известно, как горько он будет страдать, переживая обиду в душе.

Профессор психиатрии Марк Бурно писал о тревожно-сомневающихся людях так:

«В течение всей жизни для психастеника очень важны глубокое сочувствие и понимание со стороны близких, сослуживцев, без чего он нередко проводит в остром напряжении дни и ночи, не принося людям той основательной ценности, которую способен принести».