Лилия Илюшина

В Корее процветает настоящий культ еды. Особое, трепетное отношение к пище и процессу ее поглощения является неотъемлемой частью местной культуры. Для того чтобы в этом убедиться достаточно по приезде в Сеул просто включить телевизор. И как минимум по двум-трем из программ одновременно будут показывать какое-нибудь кулинарное шоу, на худой конец просто что-нибудь есть.

 

 Отправляясь в Страну Утренней Свежести, стоит иметь в виду, что на вопрос: «Нравится ли вам корейская кухня?», — придется отвечать регулярно. Столь же часто местные жители будут стремиться приобщить вас к своим кулинарным традициям — предложить разделить с ним трапезу, или просто чем-то вас угостить может даже незнакомый человек.

 Поначалу у вновь пребывшего в Корею иностранца, в особенности западного, подобное отношение корейцев к еде вызывает недоумение, но стоит лишь немного углубиться в историю полуострова, как этому находится объяснение, и все встает на свои места.

 

Застолье по-корейски: мало не покажется

 

В первые недели в Корее меня частенько озадачивал вопрос, который задавали при встрече мои новые знакомые-корейцы вместо приветствия: «Вы уже ели?» Или «Вы уже ели сегодня рис?»

 

 Вначале я пыталась было отвечать на него буквально, всерьез сообщая, что да, мол, уже поела или: «Нет, пока еще не успела» или: «Рис ела позавчера». Но вскоре стало ясно, что вопрос этот – вполне риторический и предполагает подобный же ответ. Ну, что-то вроде: «Как поживаете?»

 «Нормально».

 Ответить, что ел рис позавчера – все равно, что сказать: «Вот уж третий день, как у меня маковой росинки во рту не было».

 

 Реакция вашего собеседника будет незамедлительной – вас пригласят пообедать вместе в ближайшем ресторанчике и заплатят за ваш обед. Любые попытки вежливо отказаться от приглашения или хоть как-то материально поучаствовать в этом мероприятии скорее всего не пройдут – гостеприимный и щедрый житель Страны Утренней Свежести столь же вежливо отклонит эти ваши предложения.

 

Поход в корейский ресторан – «сиктан»

 

 Здесь, едва войдя в помещение, вы должны будете разуться – так принято. Оставив свои пыльные ботинки у входа, в одних носочках вы прошествуете по сверкающему идеальной чистотой полу к столу, который возвышается на сантиметров этак 40 от пола. Присаживайтесь! Нет, вовсе и не на пол – циновочка имеется – на нее, пожалуйста!

 С ногами – что хотите, то и делайте. Можно их под столом разместить, можно сложить по-турецки или поджать под себя. Приветствуются и разные другие конфигурации. В любом случае, положение вам частенько придется менять – с непривычки конечности страшно затекают. Но даже это обстоятельство не помешает вам насладиться блюдами корейской кухни — неимоверно острой, и столь же вкусной. Вот лишь наиболее популярные из них:

 

Пибимпаб – вареный рис, смешанный с ростками сои, папоротником, корнями колокольчика, нарезанными соломкой огурцами, жареными яйцами и пастой из острого красного перца.

Кальби – ароматные жареные говяжьи или свиные ребрышки.

Манду – своеобразные пельмени с различной начинкой: мясной, куриной, креветочной, из острой капусты «кимчхи», прозрачной тайской лапши с чесноком и соевым творогом, и другими.

Пульгоги – очень популярное блюдо из тонко нарезанной жареной говядины или свинины, замаринованной в соевом соусе с кунжутным маслом, зеленым луком, чесноком и приправами.

Хэмультхан – наивкуснейший острый суп из морепродуктов: креветок, крабов, ракушек, моллюсков и рыбы, с добавлением острой пасты и соевого творога «тубу».

 А еще вам предложат отведать множество салатов из маринованных овощей, зелени и кореньев. Ну и, конечно же, рис. Все, кроме супа и риса едят палочками, но если пригласившие вас корейцы видят, что вам это дается с трудом – попросят официанта принести для вас вилку.

 

О, кимчхи!

 

Острая закуска кимчхи – неизменная составляющая любого корейского застолья. Она представляет собой особым образом замаринованные листья китайской капусты или редьки с добавлением красного перца, морских водорослей, чеснока, зеленого лука, различных специй, а иногда – соленых моллюсков. Всего в Корее насчитывается более двухсот видов кимчхи.

 

Аборигены наделяют кимчхи чуть ли не чудодейственными свойствами, полагая, в частности, что она предотвращает старение и способствует рассасыванию жировых отложений. О любимой закуске на полуострове слагаются песни и поэмы, о ней читаются лекции в серьезных учебных заведениях, кимчхи посвящены красочные, иллюстрированные энциклопедии и многотомные научные исследования. Можете ли вы, к примеру, представить себе создание в России Научно-исследовательского института квашеной капусты? Или открытие при одном из российских университетов факультета кислых щей? А вот в Корее существование Института кимчхи — реальность.

 

 Иностранцы, приезжающие в Корею быстро «подсаживаются» на аппетитные хрустящие овощи, а корейцы – так и вовсе не могут без кимчхи жить. Тяжело приходится тем из них, кто едет работать или учиться в чужие края.

 

 Корейцам, отправляющимся в Россию, немного легче, чем остальным, ведь у нас есть имеющая отдаленное сходство с кимчхи квашеная капуста. Знакомые кореянки рассказывали, что в годы учебы в университете в Москве частенько захаживали на Черемушкинский рынок, где покупали ее, а затем подвергали некоторой творческой обработке, с учетом своих национальных кулинарных предпочтений. Но, конечно, даже изрядно обсыпанная красным перцем и политая уксусом, наша капуста в кимчхи не превращается.

 

 Местные жители искренне считают, что их кухня – самая здоровая в мире и не забывают об этом регулярно напоминать: «А вы знаете, что кимчхи – лучшее средство для профилактики птичьего гриппа?» или «Между прочим, наш традиционный бутерброд – кимпаб значительно полезнее гамбургера». С последним утверждением, пожалуй, не поспоришь. Действительно, полезнее. Во всяком случае, в нем намного меньше калорий, чем в его американском «собрате», ведь кимпаб – это все тот же самый рис с овощами, завернутый в сухой лист водорослей. Хлеб корейцы практически не едят, мяса употребляют не особенно много, отдавая предпочтение морепродуктам, так что проблема ожирения в этой стране не стоит, а ее жители отличаются завидной стройностью, и выглядят, как правило, гораздо моложе своих лет.

 

Гулять — так гулять!

 

 И вот все съедено и выпито, ужин подходит к концу, пора уходить. Моложавый и стройный, яки тополь, мистер Пак легко и стремительно поднимается на ноги. За ним с такой же легкостью вскакивают господа Ким и Ли. Они с интересом наблюдают за тем, как вы, выросший на картошке, каше и бабушкиных пирожках, долго копошитесь, доставая из под стола свои онемевшие нижние конечности. А потом некрасиво пытаетесь на них подняться, держась за стены.

 

 Ругая свою прожорливость и лень, дав себе твердое обещание с завтрашнего дня начать делать зарядку, вы, все еще конфузясь, семените вслед за всеми на улицу. И тут вас ожидает главный сюрприз — оказывается, гастрономические приключения на сегодняшний день еще не закончены…

 

 Вы ведь пришли в ресторан с компанией? А компания требует продолжения банкета, она настроена как следует повеселиться, а поэтому ресторан, в котором вы только что были – лишь первый за сегодняшний вечер, за ним последует череда других – таков обычай. В Корее не принято отрываться от коллектива, поэтому шагайте, не раздумывая, вместе со всеми. Ну, хотя бы вон в то рыбное заведение через дорогу. Возможно, что там для вас представится счастливая возможность продегустировать полуживого осьминога. А потом еще куда-нибудь пойдете.

 Ну а напоследок, как достойное завершение вечера, — поход в норебан – местный аналог караоке. Попоете вместе со всеми, покричите от души. Гулять – так гулять!

 

Столь трепетное отношение корейцев к еде — это отголосок того страшного голода, который царил на полуострове долгие годы и был побежден лишь несколько десятилетий назад. Так удивляющая иностранцев местная привычка – есть очень быстро, жадно заглатывая пищу, уходит корнями в не такое уж далекое прошлое, когда за столом в корейском доме действовал закон: «Кто не успел – тот опоздал».

Бесконечные разговоры о том, что и у кого сегодня было на обед, обсуждение рецептов новых блюд, широкое корейское хлебосольство, стремление угостить, вдоволь накормить, напоить, наповал сразить заморского гостя блюдами «самой вкусной и полезной в мире кухни», — берут свои истоки там же. Ведь даже сейчас, когда в развитой и благополучной Корее существует совсем иная экономическая ситуация и прилавки магазинов завалены всевозможной едой – хорошей и разной, – память о тяжелейших страницах истории своей страны у корейцев все еще жива.

 

Корея алкогольная

 

 Кроме чрезвычайно серьезного отношения к еде, корейцы знают толк и в выпивке. Недавно в местных газетах появилась информация о том, что Южная Корея вышла на четвертое место в мире по потреблению крепких спиртных напитков на душу населения. О том, кому принадлежит пальма первенства в данной области – можно легко догадаться. Нет, ну до нас жителям славного полуострова пока ещё далеко, но они стараются, как могут…

 

 Так как здесь всему голова – рис, то именно из него и делают самый популярный в Корее спиртной напиток – соджу. Собственно говоря, соджу – это водка, но довольно слабая – около 21%. Разливают её в маленькие зеленые бутылочки, почему-то с изображением лягушки на этикетке. Чтобы избежать досужих домыслов, стоит отметить, что ни одна лягушка при изготовлении данного напитка не пострадала, и является всего лишь эмблемой фирмы.

 

 Соджу здесь пьют все и всюду. Ну, если не все, то, что всюду – это точно. Однажды довелось наблюдать, как три пожилых мужичка (аджоси) предавались этому увлекательному занятию в подземном переходе на станции метро «Чунгмуро», приземлившись на какую-то клеёнку, и с аппетитом закусывая горячительное дымящейся лапшой. Был час-пик, мимо шли толпы людей, что, похоже, мало смущало изрядно подгулявшую троицу.

 

 Говорят, что корейцы прихватывают с собой пару – тройку бутылочек соджу, даже когда едут в командировку в Россию. Это к нам-то, при нашем водочном изобилии!

 

 При всем при том, сильно нетрезвый человек в Корее – большая редкость. И уж тем более мне ни разу не приходилось быть свидетельницей пьяных драк, чьего-то агрессивного поведения и прочего хулиганства.

 

 Все чинно и благородно, после дружеских посиделок с возлиянием все, в основном, возвращаются на своих двоих, с негромкой, веселой песенкой на устах. Если все-таки самостоятельное передвижение дается подгулявшему человеку с трудом, не беда – более трезвый товарищ всегда подставит свое плечо, и доведет бедолагу до дома.

 

 Пожалуй, только один раз мне довелось видеть уж совсем в стельку пьяного корейца. Он мирно спал под раскидистым деревом на берегу реки Хан. Рядом с ним стояли его ботинки, а рядом с ботинками лежал его мобильный телефон. Совершенно спокойно так лежал, и никому даже не приходило в голову на него покуситься. В смысле на телефон. А уж на человека тем более…

 

Собачий вопрос

 

 Говоря о корейской кухне, невозможно не упомянуть о таком специфическом и мало кем разделяемом кулинарном пристрастии жителей Страны Утренней Свежести, как употребление в пищу мяса собаки. Здесь стоит сразу оговориться, что собак в Корее едят вовсе не так часто, как у нас принято считать. И делают это далеко не все жители полуострова.

 

 На каждом углу нашими лучшими четвероногими друзьями здесь, конечно же, не закусывают. Известный в здешних местах суп из мяса собаки – «посинтхан» (он же – «Суп долголетия») — является все же деликатесом, стоящим немалых денег. Это наваристое первое блюдо готовят, как правило, в специализированных ресторанах. Особой популярностью «посинтхан» пользуется летом, так как считается, что это — эффективнейшее средство, помогающее организму с легкостью переносить изнуряющее сочетание жары и высокой влажности воздуха, столь характерное для августа в здешних широтах.

 

 Существует также мнение, что для мужчин, особо заинтересованных в сохранении своей потенции на долгие, долгие годы также нет лучшего средства, чем «собачий суп».

 

 По словам людей старшего поколения, мясом собаки лечились во время эпидемии туберкулеза, которая бушевала здесь после войны. Именно пожилые мужчины в Корее и являются основными едоками «посинтхана», молодежь эту традицию, в большинстве своем, не одобряет и немного ее стесняется. А старики – те с удовольствием, и никакой «Гринпис» им здесь не указ: «Ели и будем есть! У нас традиция такая!»

 

 Справедливости ради надо заметить, что далеко не у всех собак в Корее столь незавидная участь. В суп идут лишь животные особой породы, выращиваемые именно в гастрономических целях на специальных фермах.

 

Как это ни парадоксально, но основными и любимейшими домашними питомцами в корейских семьях тоже являются собаки. Как правило — очень маленькие, декоративных пород. Зачастую такой песик – настоящий кумир семьи. Его в прямом и переносном смысле буквально носят на руках – кормят вкусной и здоровой пищей, наряжают в забавные костюмчики в холодную погоду, водят в специальные собачьи салоны красоты, где делают модную прическу и маникюр с педикюром, а иногда красят уши или хвост в какой-нибудь веселенький экзотический цвет. За его здоровьем следят лучшие ветеринарные доктора.

 

 Уж не является ли такая сумасшедшая любовь к домашним собачкам результатом своеобразного комплекса вины перед их менее счастливыми сородичами, пущенными на «посинтхан»? Кто знает…