Сейчас возобновить отношения с соседом по парте, однокурсником, бывшим коллегой очень просто. Различные социальные сети во главе с «Одноклассниками», которые специализируются на поиске людей, некогда связанных с нами учебой в вузе, школе, службой в армии, занятиями в кружке или спортивной секции, пользуются невероятной популярностью. Но что толкает нас на поиск друзей детства, отрочества и ранней юности? Может ли это привести к новым настоящим отношениям?

Сравнить себя с ровесниками

Ежедневно в одной только соцсети «Однокласникиюру» 10 миллионов людей ищут друзей детства и хотят восстановить общение с ними*. Ведь в первую очередь в сопоставлении со сверстниками мы можем осмыслить себя, свое значение во внешнем мире и внутри себя. Так рождается самооценка: продвинулся ли я на жизненном пути. Раньше это был совершенно естественный процесс: люди жили кучно — в одной деревне, небольшом городке, поселке — и сравнивали себя со сверстниками всю жизнь. А теперь в условиях глобальной пространственной и социальной миграции у нас исчезли инструменты такого сравнения. Допустим, я сильно заикалась, а потом выправила этот дефект речи. Так с кем я могу полно ощутить свое достижение? Конечно, только с теми, кто знает, каких душевных и физических сил давалось мне каждый ответ у доски.

«Интернет-технологии подоспели очень вовремя. В условиях современной разобщенности социальные сети типа «Одноклассников» удовлетворяют корневую потребность человека — выстроить свою связную, непротиворечивую жизненную историю», — считает психолог Вероника Нуркова. — С другой стороны, от потерянных 20 лет назад и вновь обретенных друзей детства легче утаить какие-то детали биографии, которые мы не хотим выставлять напоказ. С ними мы конструируем свое прошлое как нам нравится, наращиваем свое «Я» сначала в виртуальном пространстве, выкладывая в «Одноклассниках» фотографии отдыха на Бали, а потом и в реальных восстановленных отношениях».

В поисках искренности и теплоты

Об истинной дружбе социолог Игорь Кон писал: «В отличие от поверхностного приятельства, дружба — отношение глубокое и интимное, предполагающее не только взаимопомощь, но и внутреннюю близость, откровенность, доверие». А с кем, как не с другом детства мы были близки и откровенны в силу возрастных особенностей мировосприятия и поведения? Поэтому одной из главных причин поиска давних знакомых является ностальгия по прошлому.

Это естественное желание сказать кому-то: «А помнишь?». И дело тут не в перечислении конкретных фактов и событий, которые приятно восстановить вместе с закадычным другом-одноклассником, а в реконструкции целого мира детства. Это запах капустных пирогов, которые пекла его бабушка, первый поход в Третьяковку, организованный моей мамой, какие-то стенгазеты, лыжные прогулки, путешествия на речном трамвайчике «Москва-Захаркино». Да мало ли что еще. «Такая вовлеченность в прошлое друг друга рождает искренность отношений, подлинный душевный отклик», — полагает Вероника Нуркова. Недаром в трудные моменты жизни, скажем, на похороны родителей мы стремимся позвать не коллег по нынешней работе, а одноклассников и однокурсников, которые помнят их молодыми, активными и так много определившими в нашем личностном становлении.

Желание вернуться в безопасный мир детства

Стремление возобновить старые знакомства возникает чаще всего к 30-ти годам. Казалось бы, в этом возрасте мы активно занимаемся личной жизнью, строим карьеру, полны сил, энергии и ориентированы на будущее. Так почему же, вместо того, чтобы смотреть вперед, мы оглядываемся назад? Клинический психолог Мариз Вайан (Maryse Vaillant) ** выдвинула такую гипотезу: «Сегодняшнее поколение людей в возрасте от 30 до 40 лет с опасением относится к своему будущему, не чувствуя достаточной стабильности в настоящем. А в прошлом они уверены, потому что оно является уже свершившимся фактом. И в моменты сомнений обращаются к именно к нему». Этот психологический процесс активно проявляется во время важных этапов самоосмысления, таких как начало профессиональной деятельности и приближение пенсионного возраста, и «обусловлен страхом взглянуть в будущее», — продолжает Мариз Вайан.

«Мы обращаемся к прошлому потому что беспокоимся о будущем, определяем цели, планы, ожидания и перспективы. Но этот процесс может вызвать в нашей душе и страх, и интерес. Мы можем занять достаточно инфантильную позицию: стараться мысленно убежать в некий мир, где было безопасно, беззаботно и легко. А это именно мир нашего детства и первых друзей».

Психоаналитик Андрей Россохин идет в своем объяснении этого явления еще дальше: «Новорожденный младенец абсолютно уверен, что он — абсолютный центр любой Вселенной, всемогущее божество. Ведь стоит ему чего-то захотеть, приходит мама и удовлетворяет все его желания, прихоти и потребности. Это чудо, которое мы вновь и вновь хотим испытать, это самое райское состояние нашей жизни, в которое каждый из нас хочет вернуться». В том числе, и благодаря восстановлению отношений с друзьями детства.

Дружба в соцсети может стать очень тесной

«Не нужно противопоставлять общение с друзьями детства в социальных сетях, то есть в интернете, и встречи в реале, — предупреждает Вероника Нуркова. — Мол, если бывшие одноклассники только переписываются по интернету, но не находят времени на встречи, значит их отношения не восстановились с прежней силой. Нет, это такое же общение, которое требует от нас немалых душевных и умственных затрат. Кроме того, возможности, которые предоставляют социальные сети — напоминания о днях рождений, моментальное донесение любой информации, обмен полезными ссылками — вернули нам культуру и этикет эпистолярного общения XIX века, когда близкие люди и друзья не виделись порой годами, но благодаря переписке постоянно держали друг друга в поле зрения. И это поддерживало взаимный интерес и искренность общения».

Семнадцатилетние навсегда

Отношения вновь перерастают в дружбу именно с друзьями детства, потому что это знакомство заново, но со старым приятелем. «Все дело в том, что по отношению друг к другу у одноклассников возникает так называемый эффект волевого внимания, — поясняет Вероника Нуркова. — Его открыл Николай Николаевич Ланге более ста лет тому назад, и заключается он в том, что в сознании старых друзей наш образ 16-17-летних суммируется с новым. Причем в этой пропорции образ шестнадцатилетних преобладает над сорокапятилетними». Конечно, тридцать лет тому назад мы были молоды и милы, но главное — наши отношения строились без тени меркантильности и расчета, были безоглядные и очень эмоциональные.

Так что за нашим любопытством и желанием узнать, кем стали друзья детства, стремлением сравнить свой жизненный путь с путями других, скрывается бессознательный душевный порыв, который, однако, не отменяет возможность выстроить по-настоящему теплые и искренние отношения с новыми старыми друзьями.

* Данные собственного сайта социальной сети «Одноклассникиюру» на февраль 2010

**Игорь Кон «Дружба: этико-психологический очерк». Питер, 2005

*** Maryse Vaillant «Ecyclopedie de la vie de famille». La Martiniere, 2004


Почему я не хочу восстанавливать связь с одноклассниками

Инна Хамитова, семейный психотерапевт:

В противовес тем, кто ищет одноклассников и друзей детства в социальных сетях, находит и с интересом начинает общаться, есть множество людей, не стремящихся к возобновлению отношений через годы и расстоянья. Большинство таких людей просто не пользуются «Одноклассниками», а их контакты в Facebook носят скорее деловой или информационный характер — обмен новостями, предложения по работе и т.д. А если особо активные одноклассники все же находят их с социальных сетях и предлагают встречу, то они или вежливо отказываются от нее, или просто игнорируют предложение.

Что движет этими людьми? Почему их не привлекает возможность узнать, как сложилась жизнь тех, с кем они провели 10-11 лет своего детства и отрочества, тем более, возобновить отношения в реале? В большой степени это зависит от типа личности. К возобновлению отношений через много лет не склонны социальные интроверты, для которых лучшая форма восстановления сил — это отдых наедине с самим собой или в очень узком кругу по-настоящему близких друзей. Этот «ближний круг» они создают годами, им не комфортно с новыми людьми, даже если они когда-то были знакомы.

Социального интроверта не интересуют судьбы людей, с которыми его связывает только принадлежность к одному учебному заведению — вузу или школе. Его вообще мало занимают отношения «человек-человек», если он не близко знаком с этими людьми. В отличие от интроверта социальный экстраверт искренне интересуется, как дела у его одноклассника, с которым они не виделись 30 лет, на ком он женат, сколько детей, как дела на работе…

Но не только социальные интроверты равнодушны к встречам и дружбам спустя много лет. Это могут быть люди, у которых к 30-40 годам уже полностью сложилась система ценностей, в которую не входят дела и персонажи давно минувших дней. Их круг общения зачастую очень широк, но связан скорее с нынешней деятельностью, причем не только карьерой и бизнесом, а рабочими интересами и профессиональным интеллектом. Так астрофизика мало волнует продолжение незавершенной первой любви, когда он занят изучением света далеких звезд.

Анастасия Аскоченская, Галина Черменская, для журнала Psychologies

Источник: www.behelper.ru