Ирина Дембо

Создатель аналитической психологии или юнгианского анализа швейцарец Карл Густав Юнг может считаться учеником Зигмунда Фрейда, хотя впоследствии их взгляды разошлись. Сын пастора, еще подростком Юнг почувствовал, что ему недостаточно обычного религиозного толкования души, мира и Бога. Ни современная наука, ни религия не удовлетворяли его духовного поиска. Когда юноша поступил на медицинский факультет и начал изучать психиатрию, открыв учебник, он прочел, что психиатрия это наука о личности и его сердце забилось. «Мне стало ясно, как при вспышке просветления, что единственно возможной целью для меня может быть психиатрия» — писал Юнг в своих воспоминаниях.

Метод словесных ассоциаций

Работая психиатром Юнг разрабатывает метод словесных ассоциаций: на слово названное терапевтом пациент должен ответить другим словом — первым, что приходит в голову. Необычная реакция, ответ, не имеющий прямой связи или слишком долгое размышление -говорят о том, что дело тут неблагополучно. С данным понятием у пациента связан комплекс. Например, тот, у кого есть подавленная агрессия, будет необычно реагировать на слово «гнев». Если человек запинается на словах «деньги», «покупать», «платить» – у него комплекс на почве денег. При этом пациент, хотя и «проговаривается» таким образом, не осознает, что у него есть этот комплекс.

«Когда нечто ускользает из сознания, оно вовсе не перестает существовать. Это как автомобиль, свернувший за угол» — пишет Юнг. Он делает вывод: у нас есть множество неосознанных, «спрятанных» от нас самих мыслей, образов и впечатлений, которые влияют на сознание и поступки.

В руки Юнгу попадает книга Зигмунда Фрейда «Толкование сновидений». Юнг согласен с автором: осознанное во внутреннем мире – только верхушка айсберга. Он отправляется в Вену чтобы познакомиться с Фрейдом. Между основателем психоанализа и молодым психиатром быстро возникло взаимопонимание. Юнг получил разрешение практиковать психоанализ, а через какое-то время даже стал президентом основанного Фрейдом Психоаналитического Общества.

Но оказалось, что ученик не готов следовать за учителем — возникновение неврозов и комплексов не объясняется для него исключительно подавленными желаниями. С точки зрения Юнга, комплексы не только причиняют неприятности и вызывают депрессию, но указывают на скрытые ресурсы личности, вдохновляют на творчество.

«Депрессия — это женщина в черном, которая стучится к вам в дверь, – пишет Юнг, – если вы прогоните ее — она будет стоять у порога вашего дома вечно. Если же пригласите войти, усадите за стол, накормите, а лишь потом расспросите о цели ее визита, у вас есть шанс проститься с ней».

Пути Фрейда и его любимого ученика разошлись. Стараясь глубже изучить источники комплексов и творчества, Юнг вводит в терапию метод активного воображения. Пациент фантазирует, а потом записывает, зарисовывает и обсуждает с аналитиком свои фантазии.

Архетипы

Изучая образы снов и фантазий, рисунки своих пациентов, занимаясь параллельно самоанализом, Юнг заметил: в подсознании европейцев всплывают фигуры похожие на те, что действуют в сказаниях разных, живущих далеко друг от друга, нецивилизованных племен. А так же в мифах древних народов. Бог Солнца, бог-громовержец, богиня-мать всех богов – действующие лица многих легенд. И из сказки в сказку путешествуют убивающий змея герой, похищенная красавица, старичок, дающий в трудную минуту совет, дурачок, который оказывается умнее всех и другие персонажи.

Юнг называл эти общие для всех людей, кочующие из легенды в легенду образы, архетипами (от греч. arche — начало и typos — первичный образ, оригинал). Он предположил, что архетипические представления не приобретаются с культурой, а изначально присутствуют в психике каждого человека. Это «коллективное бессознательное» – память поколений, опыт человечества, который мы наследуем при рождении. Образы мифов и сказок потому и похожи у разных народов, что в них есть нечто архетипическое, волнующее любого из нас.

Юнг пишет: «Бессознательное, как совокупность архетипов, является осадком всего, что было пережито человечеством, вплоть до его самых темных начал. Но не мертвым осадком, не брошенным полем развалин, а живой системой… Которая невидимым, а потому и более действенным образом, определяет индивидуальную жизнь».

В коллективном бессознательном Юнгом выделены такие архетипические фигуры, как «Маска» — то каким человек стремится выглядеть и «Тень» –скрытые черты характера, которые не хочется демонстрировать. В представлениях мужчины живет образ женщины, «Анима» — это интуитивная часть мужской души. «Анимус» – наоборот, мужское в женщине, образ мужчины в ее душе. Важны и образы совершающего подвиги «Героя», «Великой Матери», «Мудрого Старца» — советчика и целителя, «Трикстера» – шута и ловкача. И, наконец, образ «Мандалы» — круга с квадратом внутри. Это — знак Солнца. Юнг называет его символом индивидуации – обретения человеком себя.

Действие архетипов может быть как положительным, так и негативным. Архетип матери является источником материнской любви и заботы, символом животворящей природы. Но под его влиянием может сформироваться материнский комплекс. Тогда любящая и заботливая женщина делается властной: с одной стороны она всю себя отдает детям, с другой – не дает развиваться, жестко контролируя их жизнь.

Бессознательное может быть источником многих комплексов, депрессий и тревоги. Но в результате терапии, пациент осознает и принимает свое бессознательное. И тогда у него есть возможность достичь высшей цели: осуществить процесс индивидуации и обрести истинное «Я».

«Наше «я», — писал Юнг в своей последней книге «Воспоминания, сновидения, размышления» — проявляется, как правило, в ситуациях непредвиденных, непостижимых. Это «я», способное терпеть и принять правду, в состоянии справиться с миром и судьбой. Только в этом случае наши поражения превращаются в победы. И тогда ничто — ни извне, ни изнутри — не может противостоять нам. Тогда наше «я» способно выстоять в потоке жизни, в потоке времени».